sibnarkomat (sibnarkomat) wrote,
sibnarkomat
sibnarkomat

Category:

Берлин завалили трупами? Хватит врать!

Оригинал взят у varjag2007su в Берлин завалили трупами? Хватит врать!


Прежде чем перейти к изложению материала о «тактико-технических» подробностях Берлинской операции 1945 года, считаю нужным сообщить, что поводом для написания этой статьи явились несколько бредовых заявлений, сделанные 4 мая в вечернем эфире телеканала «Россия-1» одним из гостей известного телеведущего Владимира Соловьёва.

В частности, вновь был сделан ставший уже традиционным информационный вброс, мол, «генералы Красной армии немцев «трупами завалили». Указывалось даже конкретное место этих «завалов» — Зееловские высоты. Поскольку автор этих утверждений преподносит себя в качестве «историка», хотелось бы как минимум уточнить, как в действительности развивались события в указанном месте, чем, кого и как «завалили».

Кроме того, надеюсь, что в мае 2020 года будет как минимум нелишне напомнить, как была поставлена победная точка в Великой Отечественной войне.

Для начала отметим, что бои на Зееловских высотах — это достаточно небольшой эпизод гигантской схватки, в которой участвовало более миллиона солдат и офицеров.

Весной 1945 года ни у кого уже не возникало сомнений, что война Советского Союза против Германии и её сателлитов выиграна и скоро закончится. Вопрос был только в том, где состоится последний удар и на каких условиях Германия подпишет мирный договор.

По ряду причин, на которые мы сейчас не будем отвлекаться, был выбран вариант прямого удара в мозговой центр Третьего рейха — Берлин, несмотря на его очевидность и предсказуемость для противника. Военное искусство в том и заключается, чтобы превращать очевидность ситуации в смертельный промах врага.

На четвёртом году войны Красная армия, от сержанта пехоты до маршала Советского Союза, постигла это искусство в совершенстве.



Да и противник был более чем достойный. Германская группировка на берлинском направлении была отлично укомплектована людьми и бронетехникой, обильно снабжена боеприпасами, опиралась на систему укреплений в удобной для обороны местности, а с воздуха была прикрыта довольно плотным «зонтиком» берлинской системы ПВО. Имелся некоторый дефицит горючего, но критическим его называть было еще рано.

На Зееловских высотах стоял в обороне LVI танковый корпус генерала Гельмута Вейдлинга в составе 9-й воздушно-десантной дивизии, танковой дивизии «Мюнхеберг» и 20-й танко-гренадёрской дивизии. Дивизии были укомплектованы по полному штату до численности 15 тыс. человек каждая.

Забегая вперёд, отметим, что именно на участке 9-й воздушно-десантной дивизии немецкая оборона и была прорвана. Поэтому рассмотрим её поподробнее.

Это не были новички с красивым названием. Ими командовал бывалый генерал парашютных войск Бруно Брэуер, который получил Рыцарский крест ещё в 1941 году за высадку на остров Крит. В один из трёх полков дивизии входило такое примечательное подразделение, как спецбатальон «Бранденбург», участвовавший в громких операциях знаменитого диверсанта Отто Скорцени.

По Зееловским высотам проходила главная оборонительная полоса «позиция Харденберг» (Hardenberg-Stellung) из двух-трёх линий траншей с инженерными заграждениями различных типов и минными полями.

Противостоявшие им соединения Красной армии многолюдством похвастаться не могли.

Непосредственно перед Зееловскими высотами готовились к бою дивизии 8-й гвардейской армии Василия Чуйкова. В Берлинской операции они начали участвовать, недотягивая по численности до пяти тыс. человек, хотя по штату должны были иметь в строю по 9−10 тыс. бойцов. Численность стрелковых рот в дивизиях 8-й гв. армии была примерно 50% от штатной, не превышая 70−80 человек.

Глядя на эти цифры, уже ясно, что при изначальной нехватке людей даже «людоедский маньяк-генерал» из самого антисоветского фильма не сможет выполнить боевую задачу по прорыву обороны, а затем и по штурму многомиллионного города методом «заваливания трупами».

Скромные по численности пехотные подразделения 8-й гв. армии «кровавый сталинский режим» усилил 82 тяжёлыми танками ИС-2, 27 средними танками Т-34, 52 лёгкими самоходными установками СУ-76 и 14 тяжёлыми самоходками ИСУ-152. Итого — 175 танков и САУ.

Мало того, по стандартам Красной армии второй половины войны, оборона противника взламывалась не киношными «людскими волнами», а штурмовыми группами. Например, в марте 1945 года в боях по расширению плацдармов на Одере первым эшелоном 35-й гв. стрелковой дивизии были пять штурмовых групп численностью от 40 до 80 человек с несколькими 45-мм и 76-мм орудиями.

Картина будет неполной, если не рассказать о тактических «сюрпризах», при помощи которых немцы рассчитывали отразить советское наступление.

Убедившись на практике, что советская артподготовка уничтожает первую линию траншей и укреплений почти полностью, немцы готовились «отскочить» из-под артиллерийского удара на вторую линию обороны и там встретить наступающих плотным огнём. Растратившая к тому времени снаряды «по пустому месту» советская артиллерия будет уже не так опасна, а из глубины обороны к атакованным участкам подоспеют боевые группы резервных танковых дивизий.

В этом случае советское наступление превратится в позиционную мясорубку в стиле Первой мировой войны и истечёт кровью, израсходовав накопленные боеприпасы.

По этому поводу в журнале боевых действий 5-й ударной армии 1-го Белорусского фронта указывалось: «По показаниям пленных, был отдан приказ: в случае решительного наступления русских отвести основную массу пехоты на вторую оборонительную линию, подготовленную на удалении 2−5 км от первой. В траншеях первой линии оставить по одному отделению от роты». Поэтому основной задачей атакующих войск было «вскрыть, где проходит истинный передний край (принимая во внимание последние данные разведки об оттягивании артиллерии противником на Зееловские высоты), чтобы не выпустить зря 2000 вагонов снарядов».

Мало кто знает, что часть немецкой обороны на «Одер-фронте» под Берлином, включая и пресловутые Зееловские высоты, была взломана ещё до 16 апреля, когда, собственно, и началась Берлинская наступательная операция. И случилось это именно в ходе «вскрытия истинного переднего края».

14 апреля на намеченных для прорыва участках проводилась «разведка боем» силами передовых отрядов. В 8-й гв. армии в качестве передовых отрядов действовали штрафные роты численностью от 60 до 80 человек. Каждая из них была усилена взводом сапёров и батареей самоходок, а по заявкам командиров рот работали полк 120-мм миномётов, полк 76-мм пушек и дивизион реактивных установок. То есть в боевых порядках штрафников сапёров, самоходчиков и артиллерийских корректировщиков было больше, чем самих штрафников!

Кроме того, артиллерийскую поддержку передовым отрядам оказывала артиллерия армейского подчинения вплоть до сверхмощных 203-мм и 305-мм калибров.

Например, в полосе 5-й ударной армии Н. Э. Берзарина за 14 апреля было израсходовано 16 320 артвыстрелов, в том числе шестьдесят 305-мм (!!!) и сто 203-мм.

Результаты такой «разведки боем» были впечатляющими — например, в районе Гольцова был окружен и почти полностью уничтожен батальон 90-го полка 20-й танко-гренадерской дивизии.

Продвинувшись вперед на 3−4,5 км, наступающие советские войска избежали нанесения полновесного артиллерийского удара по пустому месту, а на некоторых участках исходными позициями для последующего наступления советских войск стали бывшие немецкие окопы.

Кроме того, вся полоса заграждений, включая немецкие минные поля, осталась позади.

А что же с потерями? Смотрим документы: за 14 апреля в 8-й гв. армии Чуйкова потери 4-го гв. стрелкового корпуса составили 50 человек убитыми и 256 ранеными, потери 28-го гв. стрелкового корпуса — 78 человек убитыми и 255 ранеными.

Напомним, Зееловские высоты, любезные сердцу рассказчиков про «трупами завалили», это как раз участок армии Чуйкова, девять дивизий которой насчитывали чуть менее 45 тыс. человек.

Отдельный интерес представляет тот факт, что завершение «разведки боем» немцы восприняли как свой успех и доложили, что наступление русских отбито.

«На правом крыле XI танкового корпуса СС были отражены все атаки с большими потерями для противника», — одно из типичных донесений, поступивших в штаб группы армий «Висла» 15 апреля.

Позднее, уже в плену, командир LVI танкового корпуса Гельмут Вейдлинг на допросе сообщил следующее: «Однако то, что русские после действий своих разведотрядов 14 апреля, 15 апреля не наступали, ввело наше командование в заблуждение, и … начальник штаба 11-го танкового корпуса заявил: «Если русские сегодня не наступали, значит, они предпримут наступление только через несколько дней». Таково было мнение и других высших офицеров 9-й армии».

Это обстоятельство спустя всего лишь сутки сыграло роковую роль в судьбе всей группы армий «Висла» и столицы Третьего рейха.

16 апреля в 5:00 мск началось реальное наступление 1-го Белорусского фронта. В нашем случае на участке 8-й гв. армии в районе Зееловских высот артподготовка длилась 30 минут. Стоит отметить, что немцы дружно восприняли её как 2,5-часовую, видимо, из-за психологического воздействия сильнейшего артогня.

Когда войска двинулись вперёд, главными преградами на их пути сначала стали не Зееловские высоты, а сеть каналов перед ними. Основной из них, канал Гаупт-Грабен, прикрывался плотным огнём артиллерии, танков и самоходок. Перед ним были действительно понесены тяжёлые потери в танках — два тяжёлых танковых полка потеряли здесь 16 ИСов из 42 имевшихся в строю. К 18:00 после повторного артиллерийского удара по немецким позициям сапёрами и пехотинцами были оборудованы несколько переправ для танков, и продвижение было продолжено, пока не упёрлось в высокую железнодорожную насыпь, проход через которую заблокировали конструкции взорванного моста.

Г. К. Жуков оценил обстановку так: «К 13 часам я отчетливо понял, что огневая система обороны противника здесь в основном уцелела и в том боевом построении, в котором мы начали атаку и ведем наступление, нам Зееловских высот не взять. Для того чтобы усилить удар атакующих войск и наверняка прорвать оборону, мы решили, посоветовавшись с командармами, ввести в дело дополнительно обе танковые армии генералов М. Е. Катукова и С. И. Богданова. В 14 часов 30 минут я уже видел со своего наблюдательного пункта движение первых эшелонов 1-й гвардейской танковой армии».

В первый день наступления полного прорыва немецкой обороны не произошло. А что же с потерями?

Согласно документам, среди армий 1-го Белорусского фронта наибольшие потери за 16 апреля понесла 5-я ударная армия. За сутки она потеряла 369 человек убитыми и 1298 ранеными. Точных данных о потерях армии Чуйкова на Зееловских высотах 16 апреля нет, однако есть все основания полагать, что они были не выше, чем у 5-й ударной.

17 апреля бои здесь продолжались, немцы пытались контратаковать танками и пехотой. Но было одно существенное «но» — на главном направлении, на участке 5-й ударной армии, к вечеру 17 апреля была прорвана уже и вторая линия обороны немцев. Их фронт уже трещал, пусть и не на Зееловских высотах.

Здесь мы опять «подведём промежуточный итог». Известно, что за 17 апреля 5-я ударная армия потеряла 615 человек убитыми и 2034 ранеными. Ещё раз отметим — документов по потерям армии Чуйкова нет, но известно, что 5-я ударная армия считается наиболее пострадавшей при прорыве немецкой обороны.

С утра 18 апреля немцы лихорадочно пытались предотвратить прорыв советских танков по северной кромке Зееловских высот. 1-я танковая армия Катукова не собиралась сгорать на крутых насыпях и тонуть в каналах, предпочитая использовать свой главный козырь — подвижность. За танковыми бригадами Катукова, как нитка за иголкой, потянулись стрелковые дивизии 8-й гв. армии Чуйкова, глубоко охватывая фланг немецких дивизий, вцепившихся в Зееловские высоты, перед которыми оставался лишь один из корпусов 8-й гв. армии.

Уже расшатанный забор немецкой обороны накренялся медленно, но верно. За 18 апреля потери наступавших советских армий 1-го Белорусского фронта колебались от 88 до 156 человек убитыми и от 297 до 625 ранеными.

Поскольку этот вопрос является излюбленной темой спекуляций, то задумайтесь, 297 погибших за сутки в масштабах минимум 45-тысячной армии, проламывающей долговременную оборону противника, это похоже на «заваливание трупами»?

19 апреля соединения 1-й танковой армии и 8-й гв. армии уже вели бои за овладение городом Мюнхеберг, находившимся западнее Зееловских высот, а к 21:00 полностью его очистили от противника.

Дело было сделано, 20 апреля Жуков уже ставил задачи по скорейшему выходу на окраины Берлина. С этого дня главной задачей был уже не прорыв обороны, а недопущение отхода немецких войск в столицу Германии. Оставшийся «голым» Берлин можно было брать быстро и без больших потерь.

Что стало с основными силами группы армий «Висла», которых к 20 апреля сковырнули с насиженных рубежей обороны, это отдельная история, для которой выражение «трупами завалили» подходит гораздо больше, чем для процесса взлома советскими войсками долговременной обороны немцев на «Одер-фронте».

Сказки про «залитые кровью русских армий» Зееловские высоты оставим для тех, кто неспособен адекватно оценивать события, предельно чётко описанные настоящими историками на основании безупречных документов.

Рубежи немецкой обороны под Берлином были залиты трудовым потом пехотинцев, сапёров, танкистов и артиллеристов Красной армии, а также снарядами, изготовленными на советских заводах руками женщин и подростков. Взломаны воинским умением и точным расчётом.

Чтобы «на голубом глазу» вновь и вновь воспроизводить брехню про «трупами завалили», надо не иметь либо разума, либо совести.

Tags: Великая Отечественная, демшиза, ложь, статистика
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author