sibnarkomat (sibnarkomat) wrote,
sibnarkomat
sibnarkomat

Categories:

ОХОТНИКИ ЗА ЭПИДЕМИЯМИ

Оригинал взят у varjag2007su в ОХОТНИКИ ЗА ЭПИДЕМИЯМИ



Сорокалетняя годовщина со дня смерти выдающегося украинского советского эпидемиолога Льва Громашевского прошла в Украине незамеченной – хотя она пришлась на пик пандемии коронавируса, а сам Лев Васильевич считается одним из создателей Всемирной организации здравоохранения, о которой говорят сейчас во всех новостных лентах. Больше того, этот уроженец Николаева вошел в историю как один из основоположников учения о механизмах передачи инфекций, и проявил мужество в борьбе с самыми опасными эпидемиями своего времени.

Левко – как называли его друзья – отличался смелостью не только в своей научной работе. Обучаясь в Одесском университете, он организовывал студенческие протесты, стал членом РСДРП, вступил в ее военную организацию и участвовал в революционных событиях 1905 года. Будущий член Академии медицинских наук СССР четырежды попадал под арест и бежал из ссылки. А когда его вновь отправили на поселение в Архангельскую губернию, молодой социалист добровольно вызвался участвовать в борьбе с эпидемией чумы, которая вспыхнула в Манчжурии, в районе Китайско-Восточной железной дороги.

Противочумная экспедиция под руководством украинского врача Даниила Заболотного была настоящей командой смертников – три четверти ее участников умерли, самоотверженно спасая от болезни жителей Харбина, и едва успевая написать прощальные письма своим родным. На улицах города лежали тела скончавшихся от чумы китайцев, которые приходилось хоронить Громашевскому. Молодой доктор получил в этих условиях важный опыт дезинфекционных работ, а после окончания эпидемии ему разрешили защитить в Одессе медицинский диплом. После чего бывший ссыльный занялся подвижнической борьбой с холерой и тифом.

Во время Первой мировой войны Громашевский лечил раненных в рядах действующей армии. В 1917 году он вернулся в политику – в качестве главы большевистской фракции Исполкома Западного фронта и члена Учредительного собрания от РСДРП(б). А затем занял пост наркома образования и охраны здоровья Западной области. В последующие годы Левко Васильевич работал на посту ректора Одесского медицинского института, директора Днепропетровского санитарно-бактериологического института, возглавлял Центральный институт эпидемиологии и микробиологии Наркомата охраны здоровья РСФСР. И внес особый вклад в ликвидацию эпидемий, бушевавших в стране со времен Гражданской войны.

Весной 1933 года Громашевский выехал на Урал, где вспыхнула эпидемия неизвестной болезни, которую первоначально называли «уральским синдромом». Похожая по внешним признакам на ангину, она приводила к массовой гибели людей, а общий уровень смертности составлял от 65 до 80 процентов. Среди местных жителей началась паника, пострадавшие села оцепила милиция и войска. Многие считали, что имеют дело с чумой, но Громашевский связал заболевание с некачественными продуктами, и потребовал прекращения карантина – хотя это привело его к опасному конфликту с ОГПУ. Подлинными возбудителями болезни оказались опасные грибки, содержавшиеся в некачественном прошлогоднем зерне. Впоследствии ее назвали алиментарно-токсической алейкией, и успешно преодолели путем организованных мер санитарно-эпидемического контроля.



В 1941-1945 годах Лев Громашевский работал главным эпидемиологом Крымского фронта, а также Московского военного округа. Несмотря на военную разруху и перемещения огромной массы людей советские врачи сумели купировать развитие опасных эпидемий, которые могли бы подорвать боеспособность красноармейцев и нанести огромный ущерб в тылу. В этом была большая заслуга самого Громашевского – и в 1946 году его откомандировали в США, для участия в церемонии основания Всемирной организации здравоохранения, которая по сей день является главной медицинской структурой под эгидой Организации объединенных наций.

В послевоенные годы Громашевский по праву считался одним из ведущих эпидемиологов планеты, занимая должности директора института инфекционных болезней АМН СССР и заведующего кафедрой эпидемиологии Киевского медицинского института. Казалось бы, в современной Украине должны гордиться именем одного из основателей ВОЗ – однако фигура Героя Социалистического Труда, убежденного коммуниста-большевика, является крайне неудобной для современного националистического официоза. Хотя именно идейные убеждения всегда подталкивали его к самоотверженной борьбе за спасение чужих жизней.

Левко равнялся в этом на своего прославленного учителя – Даниила Заболотного. Сын крепостного крестьянина, родившийся на территории современной Винницкой области, Заболотный получил образование благодаря поддержке своих родных. Заболотный тоже учился в Одесском университете и принимал участие в студенческих сходках, а в 1889 году его на три месяца посадили за это в тюрьму. Но за освобождение молодого бунтовщика хлопотал сам Иван Мечников – будущий лауреат Нобелевской премии в области физиологии и медицины, под руководством которого Заболотный проводил смелые научные эксперименты на Одесской бактериологической станции, исследуя способы иммунизации путем введения холерного вибриона.

Работая в Киевском университете, Даниил Заболотный добровольно ставил над собой опыты, путем экспериментального заражения холерой и дифтерией, чтобы ликвидировать эпидемии на родном Подолье. После этого он посвятил свою деятельность борьбе против чумы, исследуя ее очаги на территории Индии, Монголии, Ирана, Аравийского полуострова, Маньчжурии и Китая – и сам переболел этой смертельной инфекцией. А также работал в парижском Институте Пастера, получив за свои труды орден Почетного легиона. Путем многолетних опытов Заболотному удалось доказать, что природным резервуаром чумы являются грызуны, разработав комплекс практических мер для борьбы против чумных вспышек – которые он опробовал вместе с Громашевским в китайском Харбине.

Заболотный тоже поддержал советскую власть, за что его жестоко избил шомполами один из петлюровских атаманов. Эпидемиолога избрали депутатом Петроградского и Киевского советов рабочих и крестьянских депутатов, а в 1921 году ввели в состав ЦИК СССР и УССР. Уже в 1920 году он основал в Одессе первую в мире кафедру эпидемиологии, а в 1928 году организовал в Киеве Украинский институт микробиологии и вирусологии – одновременно занимая пост президента Всеукраинской академии наук. При этом, коллеги отмечали энциклопедическую образованность сына крепостного крестьянина. Он проявлял интерес ко всем сферам научной жизни, а в юности писал талантливые стихи, которые отмечала сама Леся Украинка. И воспитывал тринадцать приемных детей, сделав их своей семьей после смерти жены и сына.

К этой же плеяде всемирно известных эпидемиологов относился Николай Гамалея – еще один сотрудник Института Пастера, представитель старинного казацкого рода, считающийся одним из основоположников современной украинской и российской бактериологии. Он основал в Одессе первую бактериологическую станцию, и успешно осуществил вакцинацию против бешенства. В 1918 году Николай Федорович организовал в воюющей стране всеобщую кампанию по прививке от оспы, которая проводилась на основании специального ленинского декрета. Одновременно он занимался борьбой против сыпного тифа, туберкулеза, холеры и гриппа, внедряя широкомасштабные меры по санитарно-эпидемиологическому контролю.

Гамалея был прекрасным преподавателем и стоял у истоков советской научной школы микробиологов, получив за свои заслуги Сталинскую премию и два ордена Ленина. В конце жизни ученый стал членом ВКП(б) – сославшись на обещание вступить в партию, которое он когда-то давал Ленину. Но уже в следующем году написал два письма Сталину, протестуя против ареста фигурантов сфабрикованного «дела врачей». Имя этого человека носит Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии в городе Москва, где сейчас проходят испытания первой российской вакцины против коронавируса.

Увы, современная Украина не может похвастаться серьезными достижениями в области борьбы с вирусными инфекциями, а правительство президента Зеленского пока не в состоянии остановить распространение COVID-19. Испытание пандемией провалено – что явно говорит о коллапсе государственного управления и стагнации оставшейся без финансирования науки.

«Ситуация с коронавирусом стала моментом истины для Национальной академии наук Украины. Армия учёных – 170 НИИ! – не только оказалась беспомощной перед лицом угрозы эпидемии, но и первыми позорно отправилась на домашний карантин. Институт микробиологии и вирусологии им. Д.К. Заболотного, который, судя по названию, должен бы стать флагманом по встрече СOVID-19, как оказалось, вообще «не имеет права» им заниматься, поскольку давно уже лишён необходимых лабораторных условий и занимается, в основном, только растениями. По институту объявлено негласное распоряжение не комментировать ситуацию с коронавирусом, и даже предложение обсудить фигуру основателя НИИ воспринимается как угроза «репутационного удара». Этого ли добивался своим тяжелейшим жизненным трудом Даниил Кириллович?» – пишет журналистка Дарья Тарусова.

Конечно, в этой ситуации надо винить антисоциальную политику власти. «За последние пять лет украинская санитарно-эпидемиологическая служба была развалена. У нас даже перестали выпускать врачей-эпидемиологов. Нам не хватает до 40-50% кадрового обеспечения: врачей-эпидемиологов, вирусологов, лаборантов. Мы исправляем эти ошибки прямо во время эпидемии», – признал на днях министр здравоохранения Украины Максим Степанов.

Для возрождения украинской эпидемиологии придется вспомнить полузабытые имена выдающихся ученых советской эпохи. Современные медики могут перенять у этих людей личный энтузиазм, широту мышления и гуманистические взгляды, за которые всегда приходилось вести борьбу. Но это только помогало в их главном деле – борьбе против смертельно опасных заболеваний, до сих пор угрожающих развитию человечества.

«Путь к счастью лежит через науку, ведущую к познанию истины и утверждению правды» – говорит надпись на киевском памятнике Заболотному.

Андрей Манчук

Tags: СССР, Украина, хунта
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author