sibnarkomat (sibnarkomat) wrote,
sibnarkomat
sibnarkomat

Categories:

Эстафетная палочка бронетанкового безумия

Оригинал взят у yuripasholok в Эстафетная палочка бронетанкового безумия

Нередко всякие персонажи, изображающие из себя экспертов, составляют рейтинги самых худших стран с точки зрения танкостроения. Традиционно туда попадает две страны - Италия и Япония, над которыми смеются, не очень понимая, насколько сильным был разрыв промышленного развития этих стран по сравнению с их противниками. Еще есть некоторое непонимание того, что на начало войны те же англичане были как минимум не лучше. Кому-то смешно от клепаной конструкции корпусов итальянских танков? Ну а как насчет того, что у англичан и в 1944 года танки выпускались на заклепках и болтах? Не самая высокая надежность у всё тех же итальянцев? Это вы статистику неисправностей у тех же англичан не очень хорошо знаете. У японцев же еще одним ограничивающим фактором была грузоподъемность десантных средств, что не позволяло, до определенной поры, сильно развивать броневую защиту танков. Ну а то, что в некоторых странах эксплуатация японских танков шла и после войны, кое о чем говорит. Да, машины не самые лучше, но первый бой японских и американских танков закончился в пользу японцев. Главная проблема японцев и итальянцев заключалась в том, что они отстали в гонке вооружений (учитывая уровень развития промышленности и не самый высокий приоритет танков, неудивительно). Впрочем, если разобраться, то и англичане, по сравнению с немцами, отстали, причем довольно сильно.

Реальными аутсайдерами Второй мировой войны являются не итальянца, не японцы, а страна, которую нередко двигают вперед в рейтингах. Да, речь про Францию. Вот уж где классическое "как потерять всё и ничего не понять". Одна из мощнейших экономик мира, с точки зрения танкостроения французы были в лидирующих позициях, по числу танков мало кто с ними мог сравниться, и... выход из войны 22 июня 1940 года. Ситуация с танками оказалась далеко не на последнем месте в списке причин поражения. Причем дело не только в организации танковых частей, но и самих танках. По большому счету, лишь единичные образцы французской бронетехники были реально удачными, причем и они имели массу недостатков. Больше того, и перспективные разработки выглядели порождением больного бреда. Так что поражение французов в войне было запрограммировано.


Примерно так мог бы выглядеть тот танк, что создавался французами в 1945 году. Точнее, один из его вариантов.

В ходе войны силы "Свободной Франции" постепенно росли, дойдя до уровня полноценной армии. В том числе и с танками, как английского, так и американского производства. Несмотря на то, что конец войны у американского танкостроения был с некоторыми знаками вопроса, в целом они оказались на втором месте. Опыт использования танков должен был чему-то научить французских военных. Они,конечно, чему-то научились, но... практика показала, что не очень они и научились. В том числе и научились плохому у немцев. Ровно 75 лет назад стартовал конкурс на создание нового среднего танка, в котором французы активно использовали немецкие наработки. Речь идет об AMX 45, а также других машинах по данной теме. Тема эта обширная, так что нынешний пятничный материал будет посвящен тому, как французы дошли до такой жизни, и чем всё закончилось.



Первая попытка совместить галльское и тевтонское
Как бы не развивались те или иные бронетанковые школы, но некоторые вещи всё равно у них всё равно часто пересекается. В том числе это касалось и концептуального подхода к вопросу создания среднего танка. После того, как в мае-июне 1940 года французам надавали по щщам, появилось хотя бы минимальное понимание, что чего-то явно пошло не так. Больше того, втихую шли работы по чему-то и после оккупации. Центром подпольной разработки стал Ateliers de construction de Rueil (ARL) из Рюэй-Мальмезон, национализированное в 1936 году "танковое" подразделение APX. Ключевым человеком стал Морис Лавиротт, по сути главный по Char B, но при этом про своего монстрика он забыл. На время. Собственно, ваяли они SARL 42, модернизацию SOMUA S 35 с новой башней и 75-мм пушкой, имевшей зенитную баллистику. Дальше бумаги дело не продвинулось, да и в 1942 году дело по разработке прекратилось, но некоторое понимание и опыт получили. Реализовывать его стали со второй половины 1944 года, когда часть Франции, прежде всего Париж и его окрестности, очистили от немцев. Здесь размещались основные французские промышленные центры, которые до войны занимались танкостроением.
Облик первого французского танка, который начали разрабатывать после освобождения части страны, стал формироваться осенью 1944 года.


Исходное ТЗ на новый танк. Просуществовало оно недолго.

Работы по новому танку 9 октября 1944 года санкционировал генерал-лейтенант Роже Лейе, начальник штаба французской армии. В июне 1940 года тогда еще полковник Лейе командовал 4-й DLM, которая так и не успела пойти в бой, тем не менее, он примерно понимал, что за танк нужен французской армии. Достаточно подвижный, хорошо защищенный и с вооружением не ниже 75-мм орудия с зенитной баллистикой. Вот примерно это было у указано в ТЗ. Получался танк с боевой массой 35 тонн, вооружённом в виде 75-мм пушки, с 500-сильным мотором производства фирмы Talbot и имеющем бронирование на уровне американского среднего танка M4. То есть примерно получалось то же самое, что и других стран. Танк требовался быстро: уже к маю 1945 году ожидалось получение первых танков, а всего их заказали 500 штук. Столь оптимистичные прогнозы по выпуску базировались на том основании, что орудие уже разработали для SARL 42 (группа инженера Лафарга), а на ARL имелась группа Лавиротта, которая быстро пилила, на базе уже имевшихся наработок, шасси будущего Char de Transition.


Уточненное ТЗ, уже с более толстой бронёй и новой пушкой

Просуществовал этот самый Char de Transition в исходном виде недолго. Во-первых, брони на уровне Medium Tank M4 было маловато, посему вскоре толщину ВЛД корпуса увеличили до 120 мм. Во-вторых, орудие было уже маловато, и хотя оно еще оставалось в работе, решили делать более крупную альтернативу. Ей стала 90-мм пушка Schneider, которая создавалась на базе зенитного орудия CA Mle 39 S. На самом деле оттуда брался боеприпас, а по сути французы перепиливали под себя немецкую 8.8 cm KwK 43 L/71. Данное орудие позже получило обозначение 90 mm SA Mle.1945S, или 90 mm SA 45. За счет роста до 65 калибров длины ствола начальная скорость выросла до 1000 м/с. Уже 28 декабря 1944 года 300 из 500 заказанных танков предполагалось вооружить пушкой калибра 90 мм. Одновременно отодвигались сроки запуска в серию – первые 50 танков ожидалось теперь к 23 июня 1945 года. В-третьих, стало очевидно, что с моторами как-то дела идет не очень. И тут помогли, невольно, естественно, немцы. Дело в том, что французам досталось немало немецких танков, включая Pz.Kpfw.Panther и Pz.Kpfw.Tiger Ausf.B. Эти танки не только становились образцами для подражания, но и источниками агрегатов. Прежде речь касалось мотора Maybach HL 230. Мотор капризный, но зато имеющийся в необходимых объемах.


Таким ARL 44 мог быть в серии, запусти его в мае 1945 года. Но опытный образец с 75-мм пушкой и башней ACL 1 построили только в марте 1946 года.

По результатам всех перетрубаций уже в феврале 1945 года боевая масса танка, впервые названого ARL 44 в январе того же года, перевалила за 40 тонн. При этом машина уже тогда выглядела крайне неоднозначно. Дабы сделать быстро, Лавиротт адаптировал новые технологии, прежде всего немецкие, к старому, и отнюдь не доброму, шасси Char B. И это еще с исходной башней. Дело в том, что 90 mm SA 45 была крупновата для исходной башни ACL 1, поэтому еще в феврале 1945 года началась разработка другой башни - фирмы Schneider. Она была больше, по итогам к лету 1945 года боевая масса оценивалась в 48 тонн. Впрочем, еще в мае французские военные начали что-то подозревать. Как быстрое решение ARL 44 уже не годился, а война в ночь с 8 на 9 мая 1945 года закончилась. В связи с этим 23 мая было принято решение сократить объем поставок до 150 машин.


Построенный в июне 1945 года макет ARL 44 с новой башней и 90-мм пушкой SA 45.

Полноразмерный макет ARL 44 был готов 20 июня 1945 года, но это совсем не означало, что опытный образец машины появится быстро. На практике это произошло спустя почти год. В итоге-то ARL 44 даже довели до серийного производства, и он даже стал первым французским танком послевоенного периода, но еще летом 1945 года было очевидно, что с ним случился былинный отказ. Не дожидаясь финализации работ, было принято работать над его сменщиком. Тем не менее, ARL, можно сказать, повезло. Детище Лавиротта хотя бы оказалось в серии, ибо то, что началось летом 1945 года, зачастую даже дальше бумаги не продвинулось.

Когда тебя покусал Книпкамп
Ситуация лета 1945 года существенно отличалась от того, что было осенью 1944 года. Во-первых, война кончилась, а это означало, что "торопиться не надо". Во-вторых, французы "на полшишечки" влезли в Германию, как и многие другие, устроив охоту за светлыми головами. Кроме того, теперь у них были не просто немецкие моторы, а сама Maybach. Карла Майбаха, вместе с конструкторским коллективом, приняли и под белые ручки отправили во Францию, причем, в отличие от Порше, тот далее остался во Франции, прожив во Верноне до 1952 года. Сколько там еще таких голов забрали с собой, вопрос интересный, но с лета 1945 года появляется четкое ощущение, что часть нереализованного в Германии добра стало реализовываться во Франции. Ну а что, логично. Сначала французы, в 1940-44 годах, трудились на немцев (так усердно, что в 1944 году Луи Рено за это проломили череп, отчего он и умер), а потом немцы весьма активно работали на французов. Причем этот союз оказался крайне полезен, прежде всего, французам.


Char Moyen AMX 45, первый участник конкурса на новый 50-тонный танк

Помимо ARL, в районе Парижа находилось еще одно предприятие, национализированное в 1936 году. Это Ateliers de construction d'Issy-les-Moulineaux (AMX), которое довольно быстро превратилось в один из ведущих центров по разработке танков. Наибольшие успехи были достигнуты на ниве легких танков: помимо Renault R 40, существовал также AMX 38, легкий танк нового поколения, который был "похоронен" неуёмной энергией французских военачальников. Имелось немало оригинальных проектов на ниве средних и тяжелых танков, но там была "бумага". Вместе с тем, AMX стала первой, кто всерьёз решил воспользоваться немецкими разработками. Уже летом 1945 года был запущен проект среднего танка с кодовым обозначением NM141. Также он проходил в переписке AMX как Char Moyen AMX 45. Первый известный проект NM141 датирован 1 августа 1945 года, но работы начались явно раньше. Так что AMX стала первой, кто откликнулся на конкурс, который объявили французские военные 31 июля 1945 года. В нем, помимо AMX, принимали участие Renault, FMC, SOMUA и Lorraine. При этом конкурс подразумевал машину более солидную по массе, нежели AMX 45. Весовую планку подняли до 50 тонн, что немного намекает на одну программу. Вряд ли случайно.


Вариант с 1000-сильным мотором Saurer MP.65. Прожил он недолго, но показал амбиции французских военных.

Надо сказать, что и AMX 45 кое-чем напоминал пресловутый E-50. А именно размещением трансмиссии в кормовой части корпуса. При этом, за счет небольшого смещения башни вперед, длина корпуса осталась примерно той же, что и у немецких танков. При этом заметно, что примером для подражания поначалу служил Pz.Kpfw.Tiger Ausf.B. Грубо говоря, французы из тяжелого танка делали средний. Высокой подвижностью при этом машина не выделялась: согласно изначальным ТТХ, максимальная скорость должна была составить 37 км/ч. Да и боезапас скромный - 37 выстрелов к 90-мм орудию SA 45. Броневая защита была на уровне ARL 44, что делало AMX 45 довольно опасным противником. Между тем, долго с мотором Maybach 230 танк не оставался: уже 28 августа появилось предложение об установке 1000-сильного дизеля Saurer MP.65. Правда, что это за мотор, история умалчивает. Но появился мотор не просто так: французские военные явно захотели сделать свой новый танк подвижной машиной.


Maybach HL 295, ставший типовым для танков конкурса.

Собственно, сходство с E-50/E-75 усилилось после того, как во Франции оказался Карл Майбах и его КБ. К сентябрю 1945 года они разработали улучшенный вариант мотора HL 234, который планировался на "Ё-мобилях". Агрегат имел объём 29,5 литров и получил обозначение HL 295. Проектная мощность двигателя достигала 1000 лошадиных сил, так что французы также вступили в гонку за танком с удельной мощностью 20 л.с. на тонну. Ну а сам по себе танк только начал меняться. Для начала, в документации и переписке появилось иное обозначение – Chat Moyen 50t M4 (средний 50-тонный танк M4), или просто Char M4. Это случилось осенью 1945 года. НО переименование - это лишь малая часть того, что стало происходить с танком. Уже в ноябре шасси достаточно сильно поменялось.


Таким танк стал в ноябре 1944 года. Тогда он уже назывался AMX M4.

Собственно говоря, сама по себе идея делать танк с ходовой, напоминающей Pz.Kpfw.Tiger Ausf.B, осталась, но теперь ориентиром по корпусу стал Pz.Kpfw.Panther. Толщину лобового листа снизили до 90 мм, но при этом наклон лобового листа составил 60 градусов. Французы умудрились примерно попасть в ту же величину, что и на ИС-2 со спрямленной лобовой деталью корпуса. Дело в том, что при такой толщине брони и наклоне лоб "снимал" бронебойный снаряд Pak 43 на дистанции 400 метров и дальше. По крайней мере на ИС-2 было так. Толщину нижнего лобового листа сделали 70 мм, в принципе, этого хватало.


Установка мотора Maybach HL 295 в AMX M4

Другой мотор позволил несколько перекомпоновать МТО, хотя машина всё равно сохранила вынесенную немного вперед башню. Кстати, башня, которую проектировал концерн DEFA (Direction des Études et Fabrications d’Armement), а точнее входивший в нее FAMH (Forges et Acieries de la Marine et d'Homecourt), была единой для всех конкурентов. Разработка ее началась еще летом 1945 года, на AMX 45 стояла примерно она же, в 1945 году переделок по башне было минимально. А вот шасси AMX занималась очень плотно, причем не только корпусом, но и ходовой частью.


Вариант с блокированной подвеской и рессорами.

Начало декабря 1945 года AMX M4 встретил появлением "ступеньки" в передней части крыши корпуса. Но не только этим. Похоже, что французы были не очень в восторге от двойных торсионов, либо же что-то узнали о "Ё-мобилях". Но в начале декабря 1945 года появились альтернативы торсионной подвеске. Оба предложения представляли собой старую добрую блокированную подвеску. Первый из них представлял собой глубокое переосмысление конструкции Алексея Сурина. Правда, Сурин использовал в своей конструкции катки большого диаметра, здесь же катки оказались значительно меньше, чем в варианте с торсионной подвеской. В качестве упругих элементов использовались рессоры — учитывая массу танка, решение, мягко говоря, довольно смелое. С тележками получился небольшой конфуз: на каждый борт получалось по 7 сдвоенных катков, так что передние катки имели индивидуальную рессорную подвеску. В конструкцию пришлось вводить поддерживающие катки, по 4 на борт. Менялся и ленивец, кроме того, механизм его натяжения навевал воспоминания о старом добром Char B.


Второй вариант блокированной подвески.

Во втором варианте блокированной подвески число сдвоенных опорных катков выросло до 8 на борт, но сама конструкция тележек вызывала еще больше сомнений. На сей раз инженеры, некоторые из которых явно трудились над танками 30-х годов, не стали искать сложных путей и взяли систему, которая использовалась на Renault R-35 и ряде других лёгких танков. Вместо резиновых упругих элементов инженеры использовали спаренные пружины — такая конструкция была прогрессивнее рессор. Но в целом всё равно какая-то непонятная конструкция, которая имела сомнительные перспективы. Не говоря уже о том, что выигрыш в массе и объеме боевого отделения оборачивался массой геморроя с тележками, да и получалось сложнее. Похоже, это поняли и на AMX, поскольку больше альтернатив торсионам показывать не стали.


Финальный вид AMX M4 в первой итерации.

Менее чем за полтора года французы прошли путь от 35-тонного танка до 50-тонного чудовища, которое имело в своей конструкции больше немецких кровей, чем французских. Собственно, если кто хотел увидеть, что должно было получиться из E-50, то вот оно примерно перед вами. Причем французы оказались даже менее безумными, чем немцы. Они хотя бы поняли (на этом этапе), что башня должна быть просторной, а брони много таки бывает. В противном случае масса AMX M4 еще в конце 1945 года улетела бы за далеко за 55 тонн. Ну а что касается габаритов... На самом деле если вы взглянете на союзные средние танки уже конца 40-х, то там будет примерно то же самое. Особенно у англичан. Причем у AMX M4 была и подвижность, и орудие, и в общем-то броня. Хотя потом шиза пошла по полной программе. Под конец разработки боевая масса, на всякий случай, среднего танка, составила больше 60 тонн. Но это будет уже потом. Остановись французы в хотелках на уровне начала 1946 году, было бы безумие, но ограниченного вида.


Char Moyen de 50 t, "бумажный" конкурент FCM, декабрь 1945 года.

Напоследок следет упомянуть единственного конкурента, который созрел в 1945 году. Это Char Moyen de 50 t от FCM, известный также как CM 50t. Машина крайне странная, примерно как ARL 44. В нем использовались немецкие наработки, при этом толщина брони была примерно той же, что и у AMX 45. Но при этом применялись странные, а порой и откровенно устаревшие решения. На FCM тоже решили не делать торсионы, зато сделали гидропневматическую подвеску. При этом траки навевали ностальгию, как говорится, привет 30-е годы. Предполагалось, что максимальная скорость составит 51 км/ч, но как-то верится с трудом. Вот и французские военные не поверили. Поэтому дальше эскизного проекта дело не дошло. Отвалилась и Renault. А вот остальные машины всё же реализовали в металле. Хотя все они так и остались опытными конструкциями.

Статья по AMX 45: https://warspot.ru/4299-narabotki-tretiego-reyha-dlya-chetvyortoy-respubliki
Tags: история, танки
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author