sibnarkomat (sibnarkomat) wrote,
sibnarkomat
sibnarkomat

Categories:

Люди А. Сергеев, Торшин, Финогенов, Келехсаев и Кузьмин против кровопролития

Оригинал взят у alfafilatov в Люди А. Сергеев, Торшин, Финогенов, Келехсаев и Кузьмин против кровопролития

Происходящее сейчас в Беларуси и в Нагорном Карабахе невольно заставляет вспоминать события конца 1980-х и начала 1990-х. Именно тогда Советский Союз рассыпался на множество осколков. «Перестройка» закончилась «сносом» страны. Главы республик захотели полной власти, почувствовать себя князьками и поочередно объявляли о «суверенитете». Люди поверили, потому что когда «сам обманываться рад», то и «обманывать не сложно». Остановить «бульдозер перемен» было невозможно. То, что назад дороги нет стало окончательно и бесповоротно ясно в начале октября 1993 года, после разгона Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. «Альфа» и «Вымпел» в те дни сделали всё, чтобы не пролилась кровь. Мой друг и боевой товарищ Геннадий Сергеев заплатил за это собственной жизнью.

Те годы были окрашены в цвет крови: множество локальных конфликтов между братскими народами социалистической державы превращались в поножовщину. Внутренние войска, а также «Альфу» и «Вымпел» посылали тушить социальные «пожары». Тушили как могли, но спецназ тогда делал не совсем свою работу. Всё же социальные конфликты разрешаются не силой, а политическими решениями.
27 лет назад, 3-4 октября 1993 года, сотрудники Группы «А» и бойцы «Вымпела» приняли участие в разрешении острейшего политического кризиса, приведшего к массовым акциям неповиновения и боевым действиям в центре российской столицы.
Вспомню один сюжет тех дней…

Ночь с 3 на 4 октября 1993 года. Москва, Кремль, третий этаж, зал заседаний.
За овальным столом никто не сидел. На стульях вдоль стен сидели командиры силовых структур. Человек 30. Все молчали. Говорить было не о чем.
Президент России Борис Ельцин боялся – решалась его судьба. Снова, как в 1991-м. И снова – в Белом доме. Но тогда защитники Белого дома были за него, а теперь – против.
Он обвёл взглядом зал, где сидели люди, отказавшиеся выполнять его приказ – взять Белый дом штурмом.
Спецназ как правило получает приказ о штурме, когда надо провести операцию по освобождению заложников. Такие задачи ставилась до сих пор перед «альфовцами».
Но Ельцин вкладывал в это слово совершенно иной смысл. Армейский.
А штурм, как войсковая операция, не предполагает, что жизни находящихся в здании имеют хоть какую-то ценность. Вход в помещения только после броска или закатывания гранаты. Тёмные углы проверяются автоматной очередью. Огонь только на поражение. Используют артиллерию. В ходе такого штурма погибает не менее 70% находящихся в здании людей.
«Альфа» и «Вымпел» умели штурмовать здания, но…
Во-первых, зданием был парламент Российской Федерации, а находились в нём депутаты Верховного Совета, а не террористы.
Во-вторых, приказ был отдан устно. А такие уловки политиков «альфовцы» проходили во время штурма литовского телецентра. Приказ тогда отдавал Михаил Горбачев, но после испугался…
– Вы готовы выполнить приказ президента? – спросил Борис Николаевич. Никто не раскрыл рта.
Ельцин сдвинул брови и прорычал, как раненый хищник:
– Тогда я спрошу вас по-другому: вы отказываетесь выполнить приказ президента?
Тишина стала мёртвой.
Ельцин развернулся на каблуках и вышел из зала, бросив командиру «Альфы» Геннадию Зайцеву:
– Приказ должен быть выполнен.

4 октября, раннее утро. Москва, Белый дом.
Генерал Зайцев искал решение.
Ситуация, в которой оказалось подразделение, в шахматах называется «вилкой».
Не выполнить приказ? Подразделение будет расформировано.
Выполнить? Тогда на руках «Альфы» будет кровь сограждан и, что ещё страшнее, это может стать началом гражданской войны.
Как выполнить приказ так, чтобы его не выполнять? Нерешаемая задача.
Но если разбить её на части, то шанс есть.
Первое – нужно выдвинуться к Белому дому.
Второе – установить взаимодействие с уже собранными там силами.
Только после этого можно ставить вопрос о штурме.

Ситуация ухудшалась с каждой минутой. У Белого дома началась стрельба. Непонятно было даже кто стреляет. Но выстрелы были не из осаждённого здания. Но кто открыл огонь? Что это? Провокация?

– Нужно три добровольца – объехать территорию и понять, что происходит, кто стреляет, – сказал Зайцев, собрав вокруг себя бойцов.
Вызвались Сергеев, Торшин и Финогенов. Втроём они погрузились в БМП и выехали.
Когда БМП двигалась позади Белого дома, из его подъезда выбежала женщина в милицейской форме с маленькой девочкой на руках.
– Возьмём их! – крикнул Торшин.
Машина остановилась, женщина подбежала, быстро передала ребёнка в БМП, затем залезла сама.
– Что вы видели? Что знаете? – кричал женщине Торшин, но та смотрела на него стеклянными глазами и молчала.
– Смотрите, там раненые! – крикнул Гена. – Надо подобрать!
Сергеев и Торшин вылезли из БМП. Молодой солдат в бушлате корчился от боли. Пока добрались до него, наткнулись на двоих убитых.
– Да что здесь в самом деле происходит? – тихо произнёс Гена.
Раненого подхватили – Сергеев за ноги, Торшин под мышки – и понесли. Вдруг вокруг зацокали пули. Снайперы!
Сергеев тихо ойкнул, выпустил ноги солдата, сел и завалился на спину.
– Меня зацепило, – прошептал он.
Пуля угодила в бок, аккурат в стык между частями бронежилета. Торшин быстро сделал ему укол обезболивающего. Сергеев не реагировал. Второй укол – уже своим шприц-тюбиком. Генка не приходил в себя. И тут Юрий Николаевич увидел, как белеют его губы. Кровь уходила.
Когда его дотащили до врачей скорой, на часах было 15:30. В госпиталь его везти было бессмысленно… А того солдатика, которого взялись вытаскивать Сергеев и Торшин, врачи спасли.
Кем были те снайперы? Неизвестно до сих пор. Но они точно были профессионалами.
Вот и появилась, как сейчас говорят «сакральная жертва». После гибели Сергеева, его товарищи пришли в ярость и уже были готовы брать Белый дом штурмом.
Убедил ребят не делать глупости Торшин – стреляли точно не со стороны парламента. Кто бы это ни был, это были не защитники Верховного Совета. Его уважали и прислушались.

А потом офицеры Владимир Келехсаев и Сергей Кузьмин, смастерив из куска колючей проволоки и бинтов из индивидуального пакета белый флаг, под продолжающимся обстрелом подошли к центральному подъезду и, положив оружие на ступеньки, зашли в осаждённое здание. На лестнице парень держал в руке пистолет Макарова с взведённым курком. Проходя мимо, Келехсаев поставил его пистолет на предохранитель и сказал: «Сынок, аккуратнее, не застрелись». Тот тихо поблагодарил.
Именно «подполковник Владимир», как он представился депутатам, сумел убедить их покинуть парламент. Под гарантии «Альфы».
Что было дальше – известно.

Именно таких решительных и мудрых действующих лиц, как мне кажется, сейчас не хватает в Карабахе. Да и в Минске, пожалуй. Настоящие Люди «А» сейчас в большом дефиците…
Tags: 90-е, ЕльцЫн, Россия, ФСБ, спецназ, третий тост
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author